шоу должно продолжаться

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

шоу должно продолжаться > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 14 ноября 2018 г.
Коварная Каллисто Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:35:57
— Проклятый Юпитер! — зло пробурчал Эмброуэ Уайтфилд, и я, соглашаясь, кивнул.
— Я пятнадцать лет на трассах вокруг Юпитера, — ответил я, — и слышал эти два слова, наверно, миллион раз.
Должно быть, во всей солнечной системе не существует лучшего способа отвести душу.
Мы только что сменились с вахты в приборном отсеке космического разведывательного судна «Церера» и устало поплелись к себе.
— Проклятый Юпитер, проклятый Юпитер! — хмуро твердил Уайтфилд. — Он слишком огромен. Торчит здесь, у нас за спиной, и тянет, и тянет, и тянет!
Всю дорогу надо идти на атомном двигателе, постоянно, ежечасно сверять курс.
Ни тебе передышки, ни инерционного полета, ни минуты расслабленности! Только одна чертова работа!
Подробнее…Тыльной стороной кисти он отер выступивший на лбу пот. Он был молодым парнем, не старше тридцати лет, и в глазах его можно было прочитать волнение, даже некоторый страх.
И дело здесь было, несмотря на все проклятия, не в Юпитере. Меньше всего нас беспокоил Юпитер. Дело было в Каллисто! Именно эта маленькая светло-голубая на наших экранах луна, спутник гиганта Юпитера, вызывала испарину на лбу Уайтфилда и уже четыре ночи мешала мне спокойно спать. Каллисто! Пункт нашего назначения!
Даже старый Мак Стиден, седоусый ветеран, в молодости ходивший с самим великим Пиви Уилсоном, с отсутствующим видом нес вахту. Четверо суток прочь, и впереди еще десять, и в душу когтями впивается паника…
Все мы восемь человек — экипаж «Цереры» — были достаточно храбрыми при обычном ходе вещей. Мы не отступали перед опасностями полудюжины чужих миров. Но нужно нечто большее, чем просто храбрость, для встречи с неизвестным, с Каллисто, с этой «загадочной ловушкой» солнечной системы.
По сути дела, о Каллисто был известен только один зловещий, точный факт. За двадцать пять лет семь кораблей, каждый совершеннее предыдущего, долетели туда и пропали. Воскресные приложения газет населяли спутник всевозможными существами, от супердинозэвров до невидимых созданий из четвертого измерения, но тайны это не проясняло.
Наша экспедиция была восьмой. У нас был самый лучший корабль, впервые изготовленный не из стали, а из вдвое более прочного сплава бериллия и вольфрама. У нас были сверхмощное оружие и наисовременнейшие атомные двигатели.
Но… но все же мы были только восьмыми, и каждый это понимал.
Уайтфилд молча повалился на койку, подперев подбородок руками. Костяшки пальцев у него были белыми. Мне показалось, он на грани кризиса. В таких случаях требуется тонкий дипломатический подход.
— Как ты, собственно, оказался в этой экспедиции, Уайти? — спросил я. Ты, пожалуй, еще зеленоват для такого дела.
— Ну знаешь, как бывает. Тоска вдруг напала… Я после колледжа занимался зоологией — межпланетные полеты необычайно расширили это поле деятельности. На Ганимеде у меня было хорошее, прочное положение. Но надоело мне там, скука зеленая. Во флот я записался, поддавшись порыву, а затем, поддавшись второму, завербовался в эту экспедицию. — Он с сожалением вздохнул. — Теперь я немного раскаиваюсь…
— Нельзя тек, парень. Поверь мне, я человек опытный. Если ты запаникуешь, тебе конец. Да и осталось-то каких-нибудь два месяца работы, а потом мы снова вернемся на Ганимед.
— Я не боюсь, если ты это имеешь в виду, — обиделся он. — Я… я… Он долго молча хмурился. — В общем, я просто измучился, пытаясь представить, что нас там ждет. От этих воображаемых картин у меня совсем сдали нервы.
— Конечно, конечно, — заверил я. — Я ни в чем тебя не виню. Наверно, мы все через это прошли. Только постарайся взять себя в руки. Помню, однажды в полете с Марса на Титан у нас…
Я не хуже любого другого умею сочинять небылицы, а эта басня мне особенно нравилась, но Уайтфилд взглядом заставил меня умолкнуть.
Да, мы устали, нервы у нас сдавали; и в тот же день, когда мы с Уайтфилдом работали в кладовой, поднимая ящики со съестными припасами на кухню, Уайти вдруг, запинаясь, сказал:
— Я мог бы поклясться, что в том дальнем углу не одни ящики, что там есть еще что-то.
— Вот что сделали с тобой твои нервы. В углу, конечно, духи, или каллистяне, решили первыми напасть на нас.
— Говорю тебе, я видел! Там есть что-то живое.
Он придвинулся ближе. Нервы его так накалились, что на миг он заразил даже меня; мне вдруг тоже стало жутко в этом полумраке.
— Ты спятил, — громко сказал я, успокаивая себя звуком собственного голоса. — Пойдем пошуруем там.
Мы стали расшвыривать легкие алюминиевые контейнеры. Краешком глаза я видел, как Уайтфилд пытается сдвинуть ближайший к стене ящик.
— Этот не пустой. — Бормоча себе под нос, он приподнял крышку и на полсекунды застыл, Потом отступил и, наткнувшись на что-то, сел, по-прежнему не сводя глаз с ящика.
Не понимая, что его так поразило, я тоже взглянул туда — и обомлел, не сдержав крика.
Из ящика высунулась рыжая голова, а за ней грязное мальчишеское лицо.
— Привет, — сказал мальчик лет тринадцати, вылезая наружу. Мы все еще оторопело молчали, и он продолжал: — Я рад, что вы меня нашли. У меня уже все мышцы свело от этой позы.
Уайтфилд громко, судорожно сглотнул:
— Боже милостивый! Мальчишка! «Заяц»! А мы летим на Каллисто!
— И не можем повернуть назад, — сдавленно проговорил я. Разворачиваться между Юпитером и спутником — самоубийство.
— Послушай, — с неожиданной воинственностью напустился Уайтфилд на мальчика, — ты, голова, два уха, кто ты вообще такой и что ты здесь делаешь?
Парнишка съежился — видать, немного испугался.
— Я Стэнли Филдс. Из Нью-Чикаго, с Ганимеда. Я… я убежал в космос, как в книжках. — И, блестя глазами, спросил: — Как, по-вашему, мистер, будет у нас стычка с пиратами?
Без сомнения, голова его была заморочена «космической бульварщиной». Я тоже в его возрасте зачитывался ею.
— А что скажут твои родители? — нахмурился Уайтфилд.
— У меня только дядя. Не думаю, чтобы его это особенно беспокоило. — Он уже справился со своим страхом и улыбался нам.
— Ну что с ним делать? — Уайтфилд растерянно обернулся ко мне.
Я пожал плечами.
— Отвести к капитану. Пусть капитан и ломает голову.
— А как он это воспримет?
— Нам-то что! Мы тут ни при чем. Да и ничего ведь с таким делом не попишешь.
Вдвоем мы поволокли парнишку к капитану.
Капитан Бэртлетт знает свое дело, и самообладание у него удивительное. Крайне редко дает он волю чувствам. Но уж в этих случаях он напоминает разбушевавшийся на Меркурии вулкан, а если это явление вам незнакомо, значит, вы вообще еще не жили на свете.
Сейчас чаша терпения капитана переполнилась. Рейсы к спутникам всегда утомительны. Предстоящая высадка на Каллисто являлась для капитана более серьезным испытанием, чем для любого из нас. А тут еще этот «космический заяц»?.
Снести такое было немыслимо! С полчаса капитан очередями выстреливал отборнейшие проклятия. Он начал с солнца, а затем перебрал весь список планет, спутников, астероидов, комет, не пропустив даже метеоров. Только дойдя до неподвижных звезд, он наконец выдохся.
Но капитан Бэртлетт не дурак. Кончив браниться, он понял, что, если положения нельзя исправить, к нему надо приспособиться.
— Возьмите его кто-нибудь и умойте, — устало проворчал он. — И уберите на время с моих глаз. — Затем, уже смягчаясь, притянул меня к себе. — Не пугай его рассказами о том, что нас ожидает. Эх, не повезло ему, бедняжке.
После нашего ухода этот добрый старый плут срочно связался с Ганимедом, чтобы успокоить дядю мальчишки.
Конечно, мы в это время не подозревали, что малыш окажется для нас поистине божьим даром. Он отвлек наши мысли от Каллисто. Он дал им другое направление. Благодаря ему напряжение последних дней, почти достигшее уже предела, улеглось.
Было что-то освежающее в природной живости этого мальчишки, в его очаровательной непосредственности. Он бродил по кораблю, приставая ко всем с глупейшими вопросами. Он ежеминутно ждал боя с пиратами. А главное — он упорно видел в каждом из нас героя «космических комиксов».
Это последнее льстило, понятно, нашему самолюбию, и мы соперничали друг с другом по части всяких басен. А старый Мак Стиден, являвшийся в глазах Стэнли полубогом, превзошел самого себя и побил все рекорды в области вранья.
Особенно мне запомнился словесный поединок, случившийся на исходе седьмого дня. Мы достигли как раз середины пути и готовились начать торможение. За исключением Хэрригана и Тули, несших вахту у двигателей, все мы собрались в приборном отсеке. Уайтфилд, вполглаза посматривая на пульт, как обычно, завел речь о зоологии:
— Есть такой род слизняка, который водится только в Европе и называется «каролус европис», но больше известен как «магнитный червь». Длина его около шести дюймов, цвет аспидно-серый, и ничего более противного, чем это создание, нельзя себе и представить. Мы, однако, занимались его изучением целых шесть месяцев, и я никогда не видел, чтобы старик Морников приходил из-за чего-нибудь в такое возбуждение, как из-за этого червя. Видите ли, он убивает своеобразным магнитным полем. Вы помещаете в одном углу комнаты его, а в другом, скажем, гусеницу. И уже через пять минут она сворачивается клубком и погибает. И вот что любопытно. Лягушка для этого червя слишком велика, но, если вы обернете ее железной проволокой, магнитный червь убьет и ее. Вот почему мы узнали о наличии у него магнитного поля: в присутствии железа сила его больше, чем вчетверо, возрастает.
Рассказ произвел впечатление.
Джо Брок пробасил:
— Если то, что ты говоришь, правда, я чертовски рад, что эти штуки такие маленькие.
Мак Стиден потянулся и с подчеркнутым безразличием подергал свои седые усы.
— По-твоему, этот червь необыкновенный. Но он не идет ни в какое сравнение с тем, что я однажды видел… — Он в раздумье покачал головой, и мы поняли, что нас ожидает тягучая и жуткая история. Кто-то глухо заворчал, но Стэнли так и расцвел, почувствовав, что ветеран готов разговориться.
Заметив его сияющие глаза, Стиден обратился непосредственно к нему:
— Я был тогда с Пиви Уилсоном… Ты ведь слышал о Пиви Уилсоне?
— О да! — Глаза Стэнли засветились благоговейным восторгом перед памятью героя. — Я читал книги о нем. Он был величайшим астронавтом!
— Да, можешь поклясться всем радием Титана, малыш! Ростом он был не выше тебя и весил не больше ста фунтов, но он стоил впятеро против своего веса. Мы с ним были неразлучны. Без меня он никогда не отправлялся в полет. На самые опасные задания он всегда брал с собой меня. И я от него не отходил. — Он сокрушенно вздохнул. — Только сломанная нога помешала мне быть с ним в его последнем полете… — Спохватившись, он замолчал.
На нас повеяло холодным дыханием смерти. Лицо Уайтфилда посерело, капитан странно скривил рот, а у меня душа сразу ушла в пятки.
Никто не проронил ни слова, но каждый из нас думал об одном: последний полет Уилсона был к Каллисто. Он был вторым — и не вернулся. Мы были восьмыми.
Стэнли удивленно переводил взгляд с одного на другого, но все мы старательно избегали его глаз.
Капитан Бэртлетт первый взял себя в руки.
— Слушайте, Стиден, у вас ведь сохранился старый скафандр Пиви Уилсона? — Голос его звучал спокойно и ровно, но я чувствовал, что дается ему это нелегко.
Стиден поднял на него просветлевший взгляд. Его мокрые усы — он всегда жевал их, когда нервничал, — обвисли.
— Ясно, капитан. Он сам отдал его мне. Это было в двадцать третьем, когда только еще начали вводить стальные скафандры. Старый, из синтетического каучука, не был больше нужен ему, и он оставил его мне. С тех пор это мой талисман.
— Так я подумал, что этот скафандр можно бы подогнать для мальчика. Никакой другой ему ведь не подойдет, а без скафандра как же…
Выцветшие глаза ветерана холодно сверкнули.
— Нет, сэр. Никто не прикоснется к этому скафандру, капитан. Я получил его от самого Пиви, из его собственных рук! Это… это для меня святыня.
Мы все сразу приняли сторону капитана, но Стиден нипочем не сдавался, лишь твердя и твердя одно:
— Этот старый скафандр останется на своем месте. — И всякий раз для большей убедительности взмахивал кулаком.
Мы готовы уже были отступить, когда Стэнли, до того скромно молчавший, поднял руку.
— Пожалуйста, мистер Стиден. — Голос его подозрительно дрогнул. Пожалуйста, разрешите мне взять его. Я буду бережно с ним обращаться. Уверен, будь Пив и Уилсон жив, он бы мне разрешил. — Его голубые глаза увлажнились, нижняя губа задрожала. Мальчишка был настоящим артистом.
Стиден смутился и снова закусил ус.
— Ну… черт с вами, раз вы все против меня. Мальчик получит скафандр, но не ждите, что я стану возиться с починкой! Можете сами не спать, а я умываю руки.
Так капитан Бэртлетт одним выстрелом убил двух зайцев; в критический момент отвлек нас от мыслей о Каллисто и нашел мам занятие на оставшуюся часть пути: на ремонт этой древней реликвии потребовалась почти целая неделя.
Мы взялись за дело с полной ответственностью. И эта кропотливая работа захватила нас целиком. Мы заделывали каждую трещину и каждый излом на старом венерианском скафандре. Мы стягивали прорехи алюминиевой проволокой. Мы подновили крошечный обогреватель и вмонтировали новый вольфрамовый кислородный баллон.
Даже капитан не счел для себя зазорным принять в ремонте участие, и Стиден уже на другой день, несмотря на свой зарок, присоединился к нам.
Мы кончили работу накануне прибытия на Каллисто, и Стэнли, сияя от гордости, примерил скафандр, а Стиден с улыбкой наблюдал за ним и крутил ус.
Бледно-голубой шар все увеличивался на наших экранах и закрыл собой уже почти все небо. Последний день был тревожным. Мы механически несли службу, старательно избегая смотреть на холодный, неприветливый спутник.
На снижение корабль шел по длинной, все сжимавшейся спирали. Этим маневром капитан надеялся получить первое представление о природе Каллисто, но раздобытая информация была почти целиком негативной. Большой процент двуокиси углерода в атмосфере способствовал обильной и разнообразной растительности. Но всего три процента кислорода исключали, казалось, возможность развития живых организмов, если не считать самых примитивных форм жизни, вроде каких-нибудь вялых, малоподвижных существ.
Пять раз мы облетели Каллисто, пока не заметили большое озеро, напоминавшее формой лошадиную голову. О таком озере сообщалось в последнем донесении второй экспедиции — экспедиции Пиви Уилсона, и потому именно здесь решено было посадить корабль.
Еще в полумиле над поверхностью мы увидели металлическое поблескивание яйцевидного «Фобоса» и, совершив наконец мягкую посадку, оказались в каких-нибудь пятистах ярдах от него.
— Странно, — пробормотал капитан, когда все мы собрались в приборном отсеке. — Он вообще кажется целехоньким.
Верно! «Фобос» выглядел целым и невредимым. В желтом свете Юпитера ярко блестел старомодный стальной корпус.
Капитан, оторвавшись от своих раздумий, спросил сидевшего у радио Чарни:
— Ганимед ответил?
— Да, сэр. Они желают нам удачи! — Это было сказано обычным тоном, но у меня по спине пополз холодок.
На лице капитана не дрогнул ни один мускул.
— С «Фобосом» не пытались связаться?
— Он не отвечает, сэр.
— Троим из нас придется пойти поискать ответ на самом «Фобосе».
— Будем тянуть спички, — хладнокровно предложил Брок.
Капитан серьезно кивнул и, зажав в кулаке восемь спичек, в том числе три сломанные, молча протянул к нам руку.
Чарни первый шагнул вперед и вытащил спичку. Она оказалась сломанной, и он спокойно направился к стеллажу со скафандрами. За ним тянули жребий Тули, Хэрриган и Уайтфилд. Потом я, и я вытянул вторую сломанную спичку. Усмехнувшись, я двинулся следом за Чарни, а еще через тридцать секунд к нам присоединился старый Стиден.
Проверив свои карманные лучеметы, мы вышли. Мы не знали, что нас ожидает, и не были уверены, что наши первые шаги по Каллисто не окажутся последними, но без малейших колебаний отправились в путь. Космические комиксы представляют храбрость ничего не стоящим пустяком, но в действительной жизни она много дороже. И потому я не без гордости вспоминаю, каким твердым шагом двинулась наша тройка прочь от «Цереры».
Мы подошли к «Фобосу», и огромный корабль накрыл нас своей тенью. Он лежал на темно-зеленой жесткой траве, безмолвный, как сама гибель. Один из семи прилетевших сюда и здесь погибших кораблей. А наш был восьмым.
Чарни нарушил гнетущее молчание:
— Что это за белые пятна на корпусе? — Металлическим пальцем он провел по стальной обшивке, с удивлением разглядывая вязкую белую кашицу. Затем с невольной дрожью отдернул палец и яростно стал вытирать его травой. — Что это, как по-твоему?
Весь корабль, насколько он был виден нам, был покрыт тонким слоем этой белой противной массы. Она была похожа на пену или на…
Я сказал:
— Это похоже на слизь. Как если бы гигантский слизняк вылез из озера и обслюнявил корабль.
Я, конечно, сказал это не всерьез, но мои товарищи быстро обернулись к озеру. На его зеркально гладкой поверхности неподвижно лежал Юпитер. Чарни сжал свой лучемет.
— Эй! — резко отдался в моем шлемофоне голос Стидена. — Кончайте болтать. Нам надо проникнуть в корабль. Должно же где-нибудь здесь быть отверстие! Ты, Чарни, пойдешь направо, а ты, Дженкинс, налево. Я попытаюсь забраться наверх.
Он внимательно осмотрел обтекаемый корпус корабля, отступил немного и прыгнул. Конечно, на Каллисто он весил не больше двадцати фунтов вместе со всем снаряжением, так что подпрыгнуть ему удалось на тридцать-сорок футов вверх. Мягко шлепнувшись о корабль, он тут же заскользил вниз, но удержался.
Мы с Чарни расстались.
— Все в порядке? — слабо прозвучал в наушниках голос капитана.
— Все о'кэй, — хрипло откликнулся я, — пока… — И с этими словами я обогнул лишенный признаков жизни «Фобос» и оказался по другую его сторону, потеряв из виду «Цереру».
Дальнейший обход я совершал в полной тишине. «Оболочка» корабля выглядела неповрежденной. Никаких отверстий, кроме темных, словно ослепших иллюминаторов, из которых даже самые нижние были высоко над моей головой, я не обнаружил. Раз или два наверху мелькнул Стиден, но, может быть, мне это просто показалось.
Наконец я достиг носа корабля, ярко освещенного Юпитером. Иллюминаторы здесь были расположены ниже, и я смог заглянуть внутрь, где из-за причудливой игры теней и света, казалось, бродили призраки.
Но настоящее потрясение я пережил у последнего окна. На полу в желтом прямоугольнике света лежал скелет астронавта. Одежда висела на нем как на вешалке, рубашка сморщилась, словно он, падая, придавил ее своей тяжестью. Это жуткое впечатление усиливала фуражка, которая сползла на череп на один бок и теперь казалась надетой набекрень.
От резанувшего уши крика сердце мое упало. Это Стиден не сдержал громкого проклятия. В ту же минуту я увидел его неуклюжую из-за стального скафандра фигуру, торопливо соскользнувшую с корабля.
Мы с Чарни одновременно понеслись к нему огромными, летящими скачками, но он, помахав нам рукой, мчался уже к озеру. Мы увидели, как, добежав до самой кромки берега, он склонился там над чем-то полузарытым в грунт. В два прыжка мы были рядом со Стиденом. «Что-то» оказалось человеком в скафандре. Человек лежал ничком и был покрыт той же тошнотворной слизью, что и «Фобос».
— Я заметил его с корабля, — сказал Стиден, переворачивая лежавшего.
— Боже мой! — в голосе Чарни послышалось что-то похожее на рыдание. Они все умерли здесь!
Я рассказал об одетом скелете, замеченном мною в иллюминаторе.
— Ну и загадка, черт подери! — прорычал Стиден. — И ответ на нее, _несомненно_, содержится в самом «Фобосе». — Воцарилась короткая тишина. Вот что я вам скажу. Один из нас должен отправиться к капитану, чтобы тот спустил дезинтегратор. На Каллисто орудовать им будет довольно легко, и мы сможем, используя его на малых оборотах, проделать в корабле нужных размеров дыру, не разрушая всего корпуса. Пойдешь ты, Дженкинс, а мы с Чарни посмотрим, нет ли здесь и других бедняг.
Я рассказал об одетом скелете, замеченном мною в иллюминаторе.
— Ну и загадка, черт подери! — прорычал Стиден. — И ответ на нее, _несомненно_, содержится в самом «Фобосе». — Воцарилась короткая тишина. Вот что я вам скажу. Один из нас должен отправиться к капитану, чтобы тот спустил дезинтегратор. На Каллисто орудовать им будет довольно легко, и мы сможем, используя его на малых оборотах, проделать в корабле нужных размеров дыру, не разрушая всего корпуса. Пойдешь ты, Дженкинс, а мы с Чарни посмотрим, нет ли здесь и других бедняг.
Я без возражений отправился к «Церере». Позади осталось уже три четверти пути, когда громкий крик, металлическим звоном отдавшийся в моих ушах, заставил меня в тревоге оглянуться и окаменеть.
Озеро забурлило, вспенилось, и оттуда стали появляться гигантские грязно-серые пиявки. Они одна за другой выбирались на берег, извиваясь и стряхивая с себя ил и воду. Длиной они были примерно фута четыре и шириной около фута. Их способ передвижения — чрезвычайно медленное ползание, — без сомнения, был следствием атмосферных условий Каллисто: недостаток кислорода требовал экономить силы. Кроме красноватого волокнистого нароста в головной части туловища, они были абсолютно лишены волосяного покрова.
Они все ползли и ползли. Казалось, им не будет конца. Весь берег покрылся уже сплошной серой отвратительной плотью.
Чарни и Стиден бежали по направлению к «Церере», но, не одолев еще и половины расстояния, начали спотыкаться, как будто наткнулись на какое-то препятствие, и затем почти одновременно упали на колени.
Я услышал слабый голос Чарни:
— На помощь! Голова раскалывается! Я не могу шевельнуться! Я… — Затем оба стихли.
Я автоматически повернул назад, но резкая боль в висках вынудила меня остановиться, и я растерянно застыл.
В этот момент с «Цереры» отчаянно заорал Уайтфилд:
— Назад, Дженкинс! На корабль! Сейчас же назад! Назад!
Я покорно повернул к «Церере», так как боль становилась нестерпимой, Спотыкаясь и шатаясь как пьяный, я едва доплелся до корабля и не помню уже, как очутился в шлюзовом отсеке. На какое-то время я, должно быть, лишился чувств.
Следующее мое воспоминание относится к моменту, когда я открыл глаза а приборном отсеке. Кто-то стащил с меня скафандр. Еще плохо соображая, я, однако, заметил, что вокруг меня царит всеобщая тревога и замешательство. Голова моя была как в тумане, и наклонившийся ко мне капитан Бэртлетт двоился у меня в глазах.
— Знаешь, что такое эти чертовы отродья? — Он указал наружу, туда, где были огромные пиявки.
Я молча покачал головой.
— Это родственники того самого магнитного червя, о котором как-то рассказывал Уайтфилд. Помнишь магнитного червя?
— Помню. Он убивает магнитным полем, сила которого возрастает в присутствии железа.
— Да, черт его возьми! — не выдержал Уайтфилд. — Клянусь, что так! Если бы не то, что по счастливой случайности наш корабль сделан из бериллия и вольфрама, а не из стали, как «Фобос» и остальные, мы все были бы уже сейчас без сознания, а спустя немного времени мертвы.
— Так _вот_ оно, коварство Каллисто! — Охваченный внезапным ужасом, я закричал: — А Чарни и Стиден, что с ними?
— Они там, — мрачно буркнул капитан. — Без чувств… может быть, мертвы. Эти мерзкие гады ползут к ним, и мы ничего не в силах сделать. Без скафандров мы не можем покинуть корабль, а в стальных скафандрах мы все станем жертвами. Наше оружие не позволяет так прицельно вести огонь, чтобы уничтожить только этих ползучих, не задев Чарни и Стидена. У меня мелькнула было мысль подвести «Цереру» поближе, чтобы напасть на червей, но космический корабль не приспособлен для маневров на поверхности такой вот планеты. Мы…
— Короче, — глухо перебил я, — мы будем сидеть здесь и наблюдать, как они умирают.
Капитан кивнул, и я с горечью отвернулся. Кто-то легонько потянул меня за рукав, и я, посмотрев в ту сторону, увидел широко раскрытые голубые глаза Стэнли. Я совсем забыл о нем, и сейчас мне было не до-него.
— В чем дело? — рявкнул я.
— Мистер Дженкинс. — Глаза его покраснели; наверняка он предпочел бы иметь дело с пиратами, а не с магнитными червями. — Мистер Дженкинс, может быть, я могу помочь мистеру Чарни и мистеру Стидену?..
Вздохнув, я отвел глаза.
— Но, мистер Дженкинс, я _правда_ могу. Я слышал, что сказал мистер Уайтфилд, и ведь _мой_ скафандр не из стали, а из искусственного каучука.
— Малыш прав, — медленно проговорил Уайтфилд, когда Стэнли громко повторил свое предложение. — Совершенно очевидно, что ослабленное поле для нас безвредно. А у него-то скафандр не металлический.
— Его скафандр — старая развалина! — возразил капитан. — Я никогда всерьез не помышлял, что мальчик сможет им пользоваться.
По тому, как он вдруг умолк, видно было, что он колеблется.
— Мы не можем бросить Нила и Мака, не попытавшись спасти их, капитан, твердо сказал Брок.
И капитан внезапно решился, после чего сразу принялся приводить этот план в исполнение. Он сам достал из стеллажа ветхую реликвию и помог Стэнли облачиться в нее. Покончив с этим, он сказал:
— Начни со Стидена. Он старше, сопротивляемость к полю у него ниже… Ну, удачи тебе, малыш. Только смотри, если увидишь, что тебе это не по силам, немедленно возвращайся. Немедленно, ты меня слышишь?
Стэнли на первом же шагу растянулся, но жизнь на Ганимеде научила его приспосабливаться к условиям пониженной гравитации, и он быстро освоил способ передвижения на Каллисто. Мы вздохнули с облегчением, увидев, как решительно устремился он к двум беспомощно распростертым фигурам. Магнитное поле, совершенно очевидно, на него не действовало.
Взвалив на плечи одного из пострадавших, он тронулся в обратный путь ненамного медленнее, чем шел туда. Он благополучно опустил во входной люк свою ношу, помахал нам через стекло и снова удалился.
Через несколько минут Стиден, с которого мы сорвали скафандр, лежал на кушетке в приборном отсеке. Капитан приложил ухо к его груди и вдруг счастливо рассмеялся:
— Живой! Живой наш старикан!
Столпившись возле Стидена, мы наперебой тянулись к его руке, желая лично убедиться, что пульс есть. Наконец лицо ветерана дрогнуло, а когда послышался его невнятный шепот: «Так я сказал Пиви, я сказал…» — наши последние сомнения исчезли.
От Стидена нас оторвал пронзительный крик Уайтфилда:
— С мальчиком что-то неладно!
Стэнли со своей второй ношей был уже на полпути к кораблю, но теперь он спотыкался, и с каждым шагом сильнее.
— Это невозможно, — хрипло прошептал Уайтфилд. — Это невозможно. Поле не должно влиять на него!
— Это невозможно, — хрипло прошептал Уайтфилд. — Это невозможно. Поле не должно влиять на него!
— Боже! — Капитан в отчаянии схватился за голову. — В проклятой рухляди нет радио. Он не может сказать, что с ним… Я иду к нему! Поле или не поле, я иду к нему!
Он рванулся бежать, но Тули схватил его за рукав.
— Стоп, капитан! Он, пожалуй, сам справится.
Стэнли опять бежал, но как-то странно, будто не видя, куда бежит. Два или три раза он падал, но ему удавалось подняться. Последний раз он упал почти у самой «Цереры». Видно было, как силится он добраться до входного люка. Мы орали, и молились, и обливались холодным потом, но сделать ничего не могли.
А потом он скрылся; попал наконец в люк.
В мгновение ока мы втащили обоих внутрь. Чарни был жив. С первого взгляда убедившись в этом, мы бесцеремонно повернулись к нему спиной. Сейчас для нас существовал только Стэнли. Воспаленный язык и струйка крови, сбегавшая от носа к подбородку, лучше всяких слов объясняли случившееся.
— У него разгерметизировался скафандр, — сказал Хэрриган.
— Отойдите-ка все! — приказал капитан. — Мальчику нужен воздух.
Мы молча ждали. Наконец слабый стон возвестил нам, что мальчик начинает приходить в чувство. Как по команде мы все заулыбались.
— Какой храбрый мальчик! — сказал капитан. — Последние сто ярдов он протянул только на силе духа, больше ни на чем. — И снова повторил: Какой храбрый мальчик! Он получит Медаль Астронавта, даже если мне придется отдать ему мою собственную.
Каллисто, голубой, все уменьшавшийся на нашем телевизоре шар, был самым обыкновенным, ничуть не загадочным миром. Стэнли Филдс, почетный капитан «Цереры», приставил большой палец к кончику носа и одновременно показал экрану язык. Не слишком элегантная пантомима, зато символ торжества Человека над враждебными силами Солнечной системы.


Айзек Азимов

­­
держу календарь боже я умираю 06:00:50
держу календарь тщетно зачеркивая числа, тем самым подтверждая однообразие пролетающих будней. провожу время без сна и задумываюсь о грусти. жизнь – великое счастье для нас, безумство людей непризнанных миром. с каждым днем, просыпаясь под одним белым небом, сумбурно думая о будущем, пытаюсь прочувствовать зиму под вуалью равнодушия.

именно в эти дни мне так не хватает тепла и чувств. кажется, что они окончательно замурованы в оковах зимнего сна и покрова. а время идет, идет вопреки всему. идет неровно, то тянется, то пролетает в одночасье. не знаю в каком направлении движется моя жизнь.

Музыка герои не умирают - найтивыход
745634652 Длинный Кот 02:38:25
Umi no Misaki END

Пьяная оргия - кульминация, катарсис - спасение из объятий тёмной глубины.
На самом деле, на этом можно было и закончить, но последующие несколько глав дали ощущение теплоты и завершённости.
Это хорошая манга.

Категории: Manga
Рим chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 02:37:56
Вот и собрав несколько впечатлений от Рима все же решила написать. На самом деле впечатления скорее смешанные и неоднозначные. Во-первых, дорога из Киева заняла практически весь день, хотя на самолете лететь прямым рейсом 2,5 часа(!). Из-за сбитого режима волнения я не спала всю ночь, утром в восемь утра уже пила кофе и дособирала чемоданы. Нас зарснее предупредили, что рейс перенесли на два часа вперед, так что в 12:10 только вылет.
Первое, что удивило, что прилетели мы быстрее, чем должны были примерно на поласа. Это очень смутило ибо как бы есть регламент полета, что это за маршрут вообще?.. но они исправились и не подавали пешеходный рукав около 30 минут. В аэропорту все стали как стадо баранов ожидая когда стеклянная дверца к лестнице откроется. Мы с Барабанщиком вернулись и сказали, что дверь закрыта. Чувак пошел и сбоку просто убрал ограничительную ленточку(!!!)
Весь самолет как бараны стоял бы так очень и очень долго. Люди сзади не знали о том, что впереди, а те, кто впереди им было влом.
Потом около 10 минут ехали на монорельсе до аэропорта. После этого граница. И тут начался самый треш. Ибо очередь для no visa и citizens - одна, рядом очередь для ребят с визой. И вместе с нашим самолетом приземлился самолет аэрофлота, поэтому в очереди были люди, которые просто ошиблись)
(Конечно же, в какой-то момент они начали понимать, и сразу «ой, да вот с безвизом, а смотри как проверяеют то долго)))00 с визой штамп и все». Это не так, но это как в законах Мерфи: длинна минуты зависит от того по какую сторону туалетной двери вы находитесь).
Потом электричка до центра города: ждали 25 минут и ехали 30. Потом автобус до апартаментов: ждали 1,5 часа(!) и ехали минут 20-30. Потом шли еще минут 10.
Женщина показывала квартиру и оказалось, что это Ирина из Запорожья. Честно сказать, она упала нам на хвост, но показала отличный ресторан в центре с вкуснейшей пастой и пиццей, а также как вообще добраться до центра. Она хотела очень еще с нами тусить/бухать винишко. Но по ходу всего этого мы решили разойтись ибо мы были крайне уставшими и хотели пройтись и домой. Она нам сказала что ехать обратно 4 остановки... и кажется нас решила тупо обмануть. От той остановки мы шли еще минут 20-30. Было холодно, неприятно. Хотя было около 6 вечера и только недавно зашло солнце. Мы закупились в магазине продовольствием и плелись к дому.
Отбой в десять вечера и проснулись.... я проснулась в час. Не особо туристичное поведение. Мы пошли искать керфур, чтобы купить симки, ибо без интернета просто беда в городе. В керфуре их не оказалось и решили все же пойти сначала в музей, а потом уже в центр за симками. Мы заплутали, взяли по обалденному капучино и решаем как дальше. К нам подошел парень и сказал, что из Сенегала, спросил откуда мы, мы сказали. Он начал впаривать товары «аутентичные для его страны, но из пластика». Но мы корректно морознулись и сказали, что не заинтересованы. И тут начинает происходить какая-то жесть: парень просит 2 евро на кофе, мы говорим «нет», парень говорит «отдай свой кофе» к мч. Мы опешили и начинаем не понимать происходящне. Мы снова говорим «нет», и тут он начинает прям возмущаться и становится агрессивным будто мы должны это сделать. Барабанщик смотрит на меня и явно растерялся, я ему «решай», а потом в итоге вступила в диалог и сказала, что нет, так не пойдет. Парень ушел поняв, что от нас ничего не дождаться, но это было прям ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО.
После этого начали сторониться всех кто хоть что-то продает, более того, в центре это еще более навязчево, но не так агрессивно. Буквально бежал парень через всю площадь (ибо людей было к вечеру мало), чтобы продать цветы. Сидим в заведении и мне прямо в лицо розы вскнули пока ем, прям не гипербола, а по-настоящему розы в лицо ‘D кстати, в самом центре отвратительная еда, вот прям очень мерзкая.
Возвращаясь к нашей переферии центра. Мы все же дошли до узея современного искусства и там не работало больше полоаины ибо меняется экспозиция. И все снова не юзерфрендли. Сначала инфопоинт, который похож на кассу, в центре огромный круглый стол-касса, похожий на инфопоинт. Нам сказали идти к лифту, а там сказали, что надо сначала в гардероб сдать куртки и рюкзак. Это можно сделать между инфопоинтом и кассой: сначала рюкзак в ящик и залог в 1евро, потом в гардероб куртки. Экономят место тем, что куртку на куртку надевают.
Мы сразу на лифт и на третий этаж и оттуда решили постепенно спускаться. Зал был посвящен фотографии современного фотографа, это его работы за последние 20 лет и все это было из горячих точек. Из Сектор Газа были еще масакра-видео. Были фотографии того как пристрелили черного в США. Был живой, а потом нет. Ожидающие казни в Бейруте, японцы после землетрясений. Вспомнила АТО и не могла воспринимать школьников учащихся понимать смысл этих фотографий.. там были группы, которые сидели и много записывали, шутили и смеялись. И как-то это весело и грустно одновременно.
На третьем этаже были разнообразные инсталляции, увидела знакомую работу Агнешки Польской, которую видела еще в Моцаке, она очень милые и серьезные работы делает)
В общем, данная экспозиция вся была посаящена ИИ, причем не на какие-то отдаленно похожие футуристические сюжеты для продажи, а прям настоящие рассуждения. Там даже была работа программиста, который считает себя художником ))) его работу не запомнила, но нескол ко работ были по-настоящему сильные. Первая - это комиксы(чуть позже выставлю фото и название) о роботах пытающихся понять мир. И вроде крайне банальная тема, но то как роботы пытаются присвоить значение слову «свобода» это прям очень. И понять границу своего существования.
Вторая - длинное видео будто играют нубы в игру «кто столкнет с крыши». На видео множество каких-то персонажей, которые то в лаву зайдет, то ноги поломает, то деревья снесет, то стоит и горит, то других сжигает. Барабанщик начал дико орать с этого, ибо прям проникся «это же о том как ИИ узнает свои границы. Вот есть мир, который движется своим алгоритмом, и ии, которое имеет свой алгоритм, и вот в его мире он может ломать ноги, залезть в лаву, но вот по законам этого мира он сгорит»
Но надо еще раз его послушать, ибо он такое интересное задвинул!
И работа третья - это виртуальные очки: гуляешь по лесу, рассматриваешь все, движешься, а потом падаешь с пропасти. Теряешься в пространстве сразу, я серьезно. Когда нет ни рук, ни ног на экране, то вообще плохо осознаешь все. Падая с обрыва у меня сжалось все будто падаю на американских горках. Но сижу я на квадратном стуле.
——

Все завтра!

Категории: Путешествия
Вчера — вторник, 13 ноября 2018 г.
и снова о текстах, и снова... Бартанг. 23:27:07
прочла вторую главу текста про клона - ну так, чисто шоб понимать, с чем придется работать. имею сказать, что она вполне читабельна, несмотря на кучу реплик, которую надо переписывать. но хоть не с чистого листа. честно, после первой главы я ожидала худшего. видимо, вторая приятнее, потому что по большей части состоит из диалогов, а они у меня всегда выходили лучше. но там... механику и концепт Наемника придется переписывать, потому что изначально у него не было дизайна и он представлялся чем-то абстрактным, без собственных фишек. и диалоги. диалоги тоже надо переписывать, и не только из-за изменившегося концепта: там в целом есть много шероховатостей. надеюсь, в этот раз я не сольюсь под конец и допишу свою муть до конца.

Категории: Мои работы, Тексты, Однако
Судебная защита прав потребителей Alexander Kirpikov 09:00:08
 Как быть, если приобретенный товар оказался ненадлежащего качества, а выполненная работа или оказанная услуга – с недостатками? Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/zashita-pra­v-potrebitelej/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по защите прав потребителей:
при замене товара ненадлежащего качества или соразмерном уменьшении покупной цены;
при безвозмездном устранении недостатков товара или возмещения расходов на их исправление;
при расторжении договора купли-продажи и возврата уплаченной за товар денежной суммы;
при устранении недостатков выполненной работы или оказанной услуги;
при взыскании неустойки, штрафа при нарушении прав потребителей;
и в других спорах по защите прав потребителей.

Составим исковое заявление в суд о защите прав потребителей, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Возмещение вреда, Гарантийный срок, Кирпиков, Неустойка, Суд, Штраф, Юрист
Позавчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
. Волкодав . 14:36:15

твоя душа в моих руках.

Пока появилось время, возьму несколько раскладов. ­­
Напоминаю, что расклады "прямщас" и сроки оговариваются в индивидуальном порядке.
Дублирую сюда необходимую информацию, чтобы сразу упростить наш дальнейший диалог.

Чуть больше здесь: https://vk.com/just­icetarot

Подробнее…"Нет, я не потомственный колдун в третьем поколении, мало где числюсь, верен своей традиции, но речь совсем не об этом. В первую очередь - я таролог. Вот так вот просто. Таролог. Так уж сложилось, что мантический навык один из немногих, которым я готов делиться и взаимодействовать с окружающим миром.
И я занимаюсь тем, что помогаю найти людям объективные решения для сложных проблем.

Чем я не занимаюсь?
Давайте сразу проясним отличие таролога от гадательно-вокзальной системы.
Я не "гадаю" для развлечения, по фану и просто чтобы "поглазеть", что будет. Я не принимаю за вас решения, не делаю выбор и не собираюсь брать на себя ответственность за вашу жизнь. Я работаю с предметными запросами и реальными ситуациями. Я провожу анализ вашей ситуации и на ее базе отдаю информацию, а уже вам принимать решение что с ней делать.

Да, я понимаю, что любой кверент бессознательно обращается также за сочувствием или моральной поддержкой. Конечно же, это совершенно нормально и практически любой человек на подсознательном уровне ждет расположения специалиста к себе, но это не должно быть конечной целью. На мой взгляд, задача таролога, как специалиста, заключается, в первую очередь, в качественном анализе ситуации, просмотра вариантов событий без прикрас и поиска оптимальных путей решения без проекций и лишних эмоций.

Старайтесь избегать абстрактных вопросов, ибо следует помнить, что каков вопрос - таков ответ. Постарайтесь максимально конкретизировать вашу ситуацию и понять какая информация вам действительно нужна.

Работаю как в дистанционной, так и очной форме, могу настроиться на человека и по странице, но работа с фото и именами упрощает ситуацию и экономит время.
Раскладываю в вольной форме, могу брать за основы классические схемы, могу составлять свои собственные. Хотите верьте, хотите нет, но это не имеет никакого значения.
Дистанционную работу отдаю только в письменной форме, но всегда прикрепляю фото, либо макет расклада.

Занятость оставляет желать лучшего, потому сроки и расклады "прямщас" оговариваются в индивидуальном порядке.

Зачем, всё-таки, нужен расклад? В первую очередь, чтобы получить реальный взгляд, проанализировать вашу проблему, выявить скрытые от вас и известные вам факторы, лучше понять себя и окружающих, а следовательно - дать необходимую информацию для ее решения. Ведь владея информацией, очень многое можно изменить.
Будьте хозяином своей жизни, а не наоборот."

ппа черновик Aellorius 12:40:38
 однажды бесконечного лета не станет
однажды наши мечты уйдут, ничего не оставив
кто-то просто умирает рано - таков закон сансары
кто-то вечно отбивает ритм ногами на погосте
кто-то безуспешно ждёт тебя в гости

маниакальная грусть моя, оставь мне хотя бы часть меня
ни кормы, ни края,
ни заветов, ни знамени
пожалуйста, мне на два пальца осенних листьев в гортани
пару билетов в эту неуютную осень
пальто без застёжки,да обпилок двустволки
наш бесконечный поход засыпало метелью
всего на метр, но мы уже было крест ставить хотели



не спрашивай меня, по ком звонит колокол
ибо он звонит к тебе



смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един с человечеством
[.Recipe - Golden rush (C-grade).] Maestro Hateless 01:13:10
____________[.Recipe - Golden rush (C-grade).]________­____
.Комбинация из арсенала народной медицины, очень специфична, но крайне эффективна и доступна. Этот рецепт отклоняется от традиционной выжимки сока из редьки, обновленная, более жесткая версия, получившая жизнь благодаря техническим новшествам. :)­ Старый рецепт экстракции сока описывать не буду, он слабее на мой взгляд. Итак, жидкое пюре из черной редьки с натуральным медом.
___________________­____________________­____________________­_____
Ингредиенты:
1) Черная редька, зелень опционально
2) Натуральный мёд предпочитаемого сорта
3) Вода
Оптимальное соотношение 1 небольшая редька на 3-5 чайных ложек мёда и 100 мл воды, +\- различия сортов и подборка приемлемого вкуса.
___________________­____________________­____________________­_____
Приготовление:
1) Отмыть редьку\зелень, очистить, порезать, кинуть в блендер, без настаивания на воздухе, вымачивания в воде и прочего
2) Взбить, добавить воду, еще раз взбить до пюре-смузи-образног­о состояния, если мощность блендера позволяет, то в идеале должна получиться теплая пюрешка
3) Наложить и сразу заправить медом, перемешав до максимально однородной консистенции, не выжидать, не оставлять подышать и так далее, употреблять сразу, желательно чайной ложкой понемногу, рассасывать по максимуму для получения максимума плюшек
___________________­____________________­____________________­_____
Что дает:
1) Подпитку и прогрев
2) Синергию кучи полезных веществ, с аннулированием\смяг­чением минусов друг друга
3) Удачное сочетание с прочищающим эффектом, следствием которого является уменьшение отеков
4) Стимулирует и нормализует пищеварение, улучшает аппетит
5) Бактерицидное, активирующее, общеукрепляющее, противогрибковое, глистогонное, противоопухолевое, иммуномодулирующее свойства
7) Очищение полости рта
9) Положительное влияние на сердечно-сосудистую­ систему как следствие
10) Сок редьки сам по себе обладает мощными очищающими свойствами, растворяет и выводит камни в желчном и мочевом пузыре
11) Сочетание двух сырых продуктов сохраняющих все свойства им приписываемые, на один сырой прием пищи больше
12) Всё гениальное просто
___________________­____________________­____________________­_____
Побочки:
Индивидуальная непереносимость, разумеется, разного рода болезни, это понятно, каждый и сам знает для себя, т.к. продукты не редкие и доступные, серьезных побочных эффектов не замечал. Однако, вещества довольно суровые.
___________________­____________________­____________________­_____
Главные фишки сочетания веществ:
Это одна из самых эффективных комбинаций против простудных заболеваний. Редька усиливает мёд, мёд усиливает редьку, вода смягчает и еще больше упрощает усвоение. Распространен вариант экстракции сока, минуя употребление клетчатки и настаивают, но субъективно, и по ощущениям и по вкусу сразу понятно, что вариант с пюре сильнее, насыщеннее, полнее, идеальная штука для разгрузочных дней при отсутствии противопоказаний, разумеется. В перспективе не только почистит, но и пролечит еще не проявившиеся недуги.
___________________­____________________­____________________­_____
Механизм:
Прост и интуитивно понятен.
___________________­____________________­____________________­_____
Замечания:
Знаменитая фраза "пусть пища станет твоим лекарством" в данном случае актуальна как никогда, горькое лекарство, однако, как ни смягчай, но в описанном варианте вполне себе ничего - экзотично даже как-то.


Музыка .Lofi
09:28:54 lunar witch
"Аластор постит в дневнике на беончике зожные рецепты" Лет пять назад это бы звучало как сюр.
10:22:30 Maestro Hateless
.хДДДДДДДДДД
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Once upon a time in America lunar witch 16:39:20

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

ONCE UPON A TIME IN AMERICA
(1983)


Фильм "Однажды в Америке" - идёт почти 4 часа, поэтому стоит заранее определиться, располагаете ли вы достаточным количеством времени на его просмотр. Его продолжительность я увидела уже после того как начала смотреть, поэтому деваться уже было не куда и надо было идти до конца, убивая этим кинопроизведением остатки выходного дня. Но усталость и позднее время, не повлияют на моё мнение после просмотра, ведь фильм явно стоит затраченного на него времени.

"Однажды в Америке" с первых минут превосходно передаёт ретро атмосферу: статные мужчины с сигарами и в шляпах, все люди преимущественно в элегантных дорогих костюмах на манер "Великого Гетсби", еврейско-американск­ие мафиозные разборки сотрясающие улицы, жестокое кровопролитие во время тяжелого времени американской истории - "сухого закона", там даже есть та самая ретро-опиумная курильня, замаскированная под традиционный китайский театр! Ну не прелесть ли?

Я даже не догадывалась, что знаю многую музыку из того фильма. Как же много раз её заимствовали другие проекты, без указания первоисточника. Этот невероятный саундтрек-лист - дело рук итальянского композитора Эннио Морриконе. Сам композитор стал известен ещё по культовым фильмам начала 60-х годов, к ним можно отнести "За пригоршню долларов" или "Хороший, плохой, злой" с Клинт Иствудом. Современному же зрителю, весьма далёкому от золотого века Голливуда, Морриконе наверняка запомнился по "тарантиновским" фильмам "Джанго освобождённый" и "Омерзительная восьмёрка" или по итальянской драме "Лучшее предложение".

Подробнее…Фильм имеет большой временной разброс, практически в пол века, так же в нём параллельно присутствуют две сюжетные линии. Пугаться этого не стоит, режиссёрская работа грамотно структурирует события и эпохи.
Отдельно стоит отметить игру Роберта Де Ниро (Лапши), приятно вновь видеть этого актёра в амплуа мафиози. Хоть он тут и не играет легендарного Вито Корлеоне, но Дэвид Ааронсон у него получился ничуть не хуже.

­­

"Дорогой Лапша, хоть ты и прятался у мира в заднице, но мы тебя нашли"


Основное действие фильма "Однажды в Америке" начинается в 20-х годах прошлого века. Дэвид Ааронсон по прозвищу Лапша (Роберт ДеНиро) - обычный подросток из еврейского квартала в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка. Как и у любого подростка у него есть друзья, с которыми он, пытаясь выжить в том смутном времени, занимается воровством, грабежом и различными аферами. Особенно близко он находит общий язык с Максом Берковичем (Джеймс Вудс), и ребята, проявляя недюжинную сообразительность, поднимаются по преступной карьерной лестнице и банда мальчишек сплочается ещё сильнее.

­­


Будучи повзрослевшим, лучший друг Лапши - Макс, становится одержим подняться с колен суицидальной идеей ограбления федерального резервного банка привет Gta V, а Дебора (Элизабет Макговерн) - девушка в которую Лапша всегда был влюблён, выбрала вместо его любви - карьеру и славу вдали от любимого. "Американская мечта" Лапши рушится и он из хороших побуждений решает спасти хотя бы свою дружбу. Он предаёт Макса и сдаёт его полиции, дабы тот не погиб на этой краже века, а просто отсидел в тюрьме (но мы то с вами помним, что благими намерениями вымощена дорога в ад) Хотел как лучше, а получилось как всегда: всё очень сильно идёт не по плану.

Фильм заканчивается на весьма спорной ноте: главный герой видит проезжающий мусоровоз с цифрой 35 (именно на столько лет Лапша уехал из Нью-Йорка). Мусоровоз словно аллегория на его жизнь - все прожитые им 35 лет всего лишь мусор. Флешбек возвращает нас в ту самую китайскую курильню, замаскированную под театр теней. В финальном кадре Лапша затягивается опьяняющими веществами и искренне улыбается. Может быть, всё что было в фильме - лишь дурманящее опьянение Лапши в попытке оправдания своих действий после предательства лучшего друга, а может это всё было правдой, и, при помощи этой роковой встречи в конце он снял с души тяжкий груз, что висел на нём все эти годы.
Фильм поистине шедеврален.

­­



Подкаст SuitefromOnceUponaTi­meinAmerica.mp3

Категории: #l'opinion
Утренний длиннопост chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 06:04:34
Вчера нашла на фб мероприятие посвященное самоидентификации, самоопределению, как непрекращающегося процесса по мотивам работ Юлии Кристневой, которая популяризирует Лакановские методы в психоанализе. Выступала, конечно, не она, а другая женщина, но тем не менее хотелось сходить (но я проспала). Во-первых, Кристневу знаю еще с 16 лет внезапно нарвавшись на текст «Эссе об отвращении». До конца так и не дочитала ибо это далеко не эссе, и далеко не коучинговая литература для всех. Во второй раз в жизни столкнулась с этим же эссе в этом месяце заинтересовавшись о чем все же была та лекция по «логике фантазма», на которой я настолько ничего не поняла, что прям опешила. Второе, что сейчас как раз таки и интересуюсь этой тематикой ибо хожу к психоаналитику в том же методе, поэтому хотела понять, если уж бессознательное вообще отреагировало настолько быстро в той цепи событий (отдельная тема). Но все удачненько проспала в обнимку с двумя котами,
Но, в самом ивенте меня заинтересовал комментарий.
­­
Честно, я не воспринимаю профессии как нечто имеющее пол и не люблю феминизмы в таком плане «филологиня, философиня, панна политичка, женщина врачиха» или что-то подобное. Более того, не смотря на то, что вечно конкурирую с мужчинами, а с женщинами стараюсь договариваться (лол в сторону «семейных сценариев»), но запнулась на вопросе Кристин «какая характеристика настоящей женщины». И я прям расписывала черты, которые у женщины есть, причем они более маскулинные, чем сама от себя ожидала. Клише на клише, в общем-то. А она так просто «да нет никакой характеристики у настоящей женщины, она любая». Я даже была обескуражена и улыбалась тому, что ошибалась. Этот разговор был давно, но запомнился.
А сегодня под утро читала о том, кто есть Лакан снова. Более развернуто, пытаяясь понять, что смутило Жену при упоминании психоаналитика. Она очень была удивлена, причем не могла понять причину и не верила, что это от скуки или «просто прокопать». Я чуть слукавила ибо на тот момент не была готова расписывать все то, что говорила раньше. Поэтому отделалась легкой фразой о том, что хочу проработать «контакт с собой». Почитав сегодня о разнице между психоаналитиком и психотерапевтом я сразу поняла отчего она так напряглась. В некоторых источниках говорят о том, что психоаналитик может работать с некоторыми проявлениями клиники, в отличии от психотерапевта - участливого умного друга. Я прям вся напряглась, что же все аж так нравится, а вроде и не больна. Потом поситала на других ресурсах, а там уже совсем другое. И что психотерапевт может выписывать седатианое, а ПА - нет, и то, что ПА - тот же терапевт, но ушедший в анализ. Все же все сводится к тому, что аналитик делает мост между бессознательным и сознательным.
Под утро я уже дошла до длиннющей статьи по работам Лакана касаемо психоза. Такая вводная статья по всем важнейшим пунктам. Из нее я тоже пару раз высадилась при сравнении проявлений психотиков и невротиков. Если бы по ней сделали тест, то я бы удивилась результатам. Из приятного, отмечу, что галлюцинаций нет, которые у психотиков, и плохого - я внутренне общаюсь с самим собой как типичный невротик. Внутренние диалоги и приказы от самой себя (примечтально, что оговорилась в мужском роде. Примечтально[2], что по Лакану там должен присутствовать отцовский символ «нет!») Туда же еще и добавилось, что психотики не могут формировать метафору. У них это абсолютно сепарированно, в отличии от невротиков, которые не транслируют, а генерируют. При этом неологизмы свойственны психотикам, что как компенсация за закрытый канал связи с космосом. В середине текста я дошла до части об отображении нас в самой структуре языка, а вернее идентификация себя с помощью языка.
­­
И тут я поняла женщину, которая внезапно заговорила о феминизмах. Снова стало приятно от того, что ошиблась в умозаключениях.
В последнее время, мне стало нравится ошибаться в интерпретации. Это подтверждает насколько на самом деле упускаю пытаясь вот таким вот образом упростить или понять другого человека.
Еще мне захотелось немного порассуждать о том, что есть текстовая форма в данном контексте. Насколько она на самом деле суррогат мыслей, либо же их констатация.

Категории: Психоанализ, Скриншотина
суббота, 10 ноября 2018 г.
Silent Night Holy Night Song – With Lyrics Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 18:39:58
­­
кислород нeд флaндeрc 15:41:12
я по-прежнему поражаюсь этому переплету из совпадений, которые деталями ластятся и укладываются в целые мозаики поверх моих и ваших будних-выходных, составляя в конце концов прекрасную книгу. книгу случая, перипетий, эдакого «неспроста» и крохотных знаков извне, подтверждающим, что всё идёт так, как следовало бы, двигаясь в нужном направлении. такие мгновения выступают наружу вкраплениями осознания, насколько необходимы и обязательны эти импульсы оказаться здесь и сейчас; свернуть за тот или иной угол наобум, будто следуя голосам Макаревича и Кавагоэ, где «вот, новый поворот».

сегодня, проснувшись и прочитав в десятый раз финал «Мы», романа-антиутопии Замятина, я пустила по щеке слезу восторга, затем успокоилась и благополучно выбралась из сладких объятий пододеяльника. без четкого плана на день. единственной затеей было пойти и отсканировать кадры пленки, поэтому укрывшись полями шляпы от возможных осадков в виде дождя, я вышла на главную улицу и обнаружила, как же там сказочно. туман укутал арсенал высотных зданий до уровня 12-13 этажей, и чувство, что мы пребываем в огромном облаке, до сих пор не покидает аппарат моей фантазии. далее следовал ряд вещественных подробностей: выяснилось, что часы работы лаборатории как раз оказались проходящими, чтобы успеть вернуться за снимками до закрытия дверей; по пути к «дозаправке» кофеином флэт уйата я наткнулась на потрясающее здание, полное мелочей и нюансов, исчерченное граффити и плакатами, а при входе в помещение кофейни «Relax», когда я записывала видео-сообщению близкому человеку, с кем связан альбом группы Cigarettes After Sex, мои уши кольнул миг потрясения: бариста вдруг включил именно их песни! разве это не чудо среди обыденности? не то, ради чего хочется просыпаться, понимая, что за окном тебя вновь ждёт Тот Самый кинофильм с неизвестным ходом сценария; стихотворение, чьи строки так складно сопровождают друг дружку, следуя ритму твоих шагов вдоль мостовой.

нет, я не пытаюсь с пеной у рта спровоцировать вас на жизнь, дорогие друзья. не желаю упихнуть ваши головы в кокон из счастья, в изоляцию от проблем и паршивого самочувствия. неделю назад четыре праздничных для поляков дня я провела в кровати, испытав перед этим горечь нахождения в другой стране, так далеко, когда в семье произошла большая боль, а затем, столкнувшись с фактом, что в этой моральной прострации, где-то на учебе или посреди проспектов города, мой загранпаспорт был успешно проебан, тем самым перечеркнув мне возможность провести время в компании друзей из Минска, я совсем расклеилась. тогда, потерпев ряд горестей и неудач и остро ощущая собственное одиночество, отсутствие плеча, на которое можно было бы опереться, я закрылась в себе на двенадцать позвонков-замков, как бы желая заныкаться между подушек поглубже от мира, дабы никакие службы поиска пропавших без вести, вроде «Красного креста», не смогли поймать радарами мои координаты.

где-то в подсознании я догадывалась, что вскоре реабилитируюсь, но лишь снаружи, вне этого страшного ящика самокопания и ненависти. выбравшись еще в понедельник на пары, я уже сейчас, новым субботним днем, поражаюсь, как скоротечно прошла вся эта неделя, все семь насыщенных впечатлениями суток. кажется, чтобы сохранять внутри себя это хрупкое чувство любви к жизни, мне, порой, нужно от нее «отказываться», чтобы обновленным взглядом, прочистив его матрицу, наблюдать за происходящими событиями и быть их полноценной частью; вливаться в этот яркий бесконечный поток и постоянно влюбляться в происходящее вокруг колдовство, именуемое одним словом — «сегодня».

да, именно так, я — активистка собственного Сегодня.

Музыка King Krule — Rock Bottom
Категории: Lubi
Я начала переосмысливать свои чувства. Раньше мои чувства были... Ригeн 03:58:00

Я начала переосмысливать свои чувства.

Раньше мои чувства были болезненными, к любви приплетался всяческий негатив.

В основном - жалость.

Я как будто выискивала в человеке какую-то проблему, с которой мне бы хотелось ему помочь, и всё дальнейшее общение было на основе решения этой проблемы.

И когда проблема решалась, мой интерес к человеку угасал.

Мне нужно было постоянно кого-то жалеть.

Возможно, я думала, что как бы "оплачиваю" отношения своей помощью.

Я же на самом деле всегда думаю, что недостойна любви просто так, светлой и чистой.

Что меня, такую, какая я есть, никто никогда не сможет полюбить.

Наверное, я оказывала услуги психолога отчасти чтобы как-то выслужиться.

Мне нравится копаться в других людях, но от друзей я получаю всяческие ништяки за это, а от моих пассий я не получала ничего по сути.

Возможно, что такой вид любви мне показала моя мама.

Она нянчилась со мной, когда я заболевала, когда со мной случалось что-то плохое.

А ещё моя мама первые годы очень жёстко тащила на себе нашу семью, наверное я, как ребёнок, чувствовала, что ей нелегко, и сопереживание и любовь смешались в одно целое.

Все эти факторы привели к тому, что для меня любовь и жалость - примерно в одном потоке находились.

На жалость на самом деле уходит много моральных сил, это само по себе сильно негативное переживание, которое уводит тебя в жуткий минус.

А вместе с не менее сильным чувством влюблённости, жалость отбирает у тебя просто тонны сил.

Как-то весной я подумала, что прощаю всё другим, но ничего себе. Терплю всё от других, но себя держу в ежовых рукавицах.

Я тогда думала об этом перед сном, и постаралась перенаправить эти свои чувства на себя.

Вместо объекта влюблённости я представляла себя, и говорила себе, как я люблю себя, а не кого-то там.

На самом деле, опыт волшебный, это мне дало такой заряд сил, что я помню те чувства до сих пор.

Сладко.

А сейчас я вовсе отказалась от жалости, я перестала искать проблемы в любимых, (по крайней мере, стараюсь этого не допускать) перестала думать за других людей.

Я отвечаю только на те вопросы, которые мне задают.

И я ещё не разобралась, правильно ли это, и стоит ли идти против своего склада?

Может мне стоило выбирать солдата (бомжа), пожалеть его, и растить из него генерала (нормального человека), и я была бы счастлива?

А все эти слова о здоровой любви - всего-навсего чьи-то чужие представления "правильного"?

Кто вообще сказал, что любовь должна быть чистой и основываться на восхищении человеком, на каком-то единении душ?

Не знаю, но я обязательно разберусь в этом.

Всё-таки в детстве я хотела иметь самого наилучшего мужика, на которого девки вешаются, и у которого горы бабла и конюшня, а не вот это всё.


Категории: Куньё, Длиннопост, Личное, Рефлексия
пятница, 9 ноября 2018 г.
Для себя ты - прохожий. Фрaня. 19:14:07
­­
Привет.

Я устала. Очень устала от университета. Несделанные задания грузом ложатся на мои плечи, и невозможность их скинуть, невозможность убежать из этой ситуации делает ее в каком-то смысле безвыходной. Хотя объективно все не так плохо. Я почти со всем справляюсь, просто мне это стоит слишком многого. Не очень поняла, как у нас проходит рубежный контроль, но в общем по многим предметам у меня выходят нормальные оценки, и это классно.

Подробнее…Однако я поняла, что мне не нравится сам смысл учебы. Я вообще никогда не была фанатом учебных заведений (ахах), но наконец осознала почему. Меня раздражает, что надо кому-то показывать, доказывать, что у меня есть знания. А я не хочу никому ничего доказывать. Не хочу, чтобы во мне постоянно сомневались - а достаточно ли я хорошо знаю материал? Не хочу постоянно быть сравниваемой с другими и обнаруживать, что при затрате большого количества ресурсов у меня довольно посредственный результат. Но меня по-прежнему интересует моя профессия, поэтому отступать мне некуда.

Внезапно обнаружила, что я снова веду какой-то одинокий образ жизни. В университете практически ни с кем не общаюсь, дома тоже. Стараюсь как можно больше проводить времени на улице, сидеть дома в большинстве случаев кажется просто невыносимым. Если после учебы еду сразу домой, значит день не удался. Мечты о бомжевании гармонично переплетаются с мечтами о своем доме. Пока что мой дом на улице.

Оказалось, что психологи в нашем универе исчезли и никто не знает, где они и когда вернутся)) Из-за этого не могу ни с кем проконсультироваться насчет своего состояния. Хотя последнюю неделю не было приступов суицидальных мыслей, максимум - тяжелые меланхоличные состояния. Это радует, но понимаю, что не могу сказать "ура, я здорова". Подозреваю у себя рекуррентную депрессию, но это не точно.

Очень сильно кайфую с песен 4 позиции Бруно и других проектов Александра Ситникова. Просто вот лучшее для меня сейчас. На самом деле только этими песнями и спасаюсь. Самое лучшее в моей жизни сейчас хд Настолько хочу рисовать, что при невозможности сделать это днем сажусь за краски в полночь. Выдергиваю себя из мрачных мыслей и повседневной рутины только чтобы погрузиться в мир своих рисунков.

Что еще сказать? Грустно, но я не могу выдавить что-то претендующее на уникальность. Постепенно ухожу в то, что мне легче что-то передавать рисунками, нежели словами. Нет возможности думать о будущем и рассуждать о своем предназначении в этой жизни: дай бог разобраться с учебой. Мысли затменены тем, что будет завтра, на следующей неделе, и эти заботы не дают мне нормально помечтать.

Пока что самое большое, что вижу в будущем - поездка во Владивосток летом. Господи, только бы все удалось и я смогла бы реально поехать. А так не знаю, чего я жду от будущего. Будет клево, если я привыкну к универу и реально доучусь эти пять лет, а потом стану клин психологом и буду работать в больнице. Правда, на данный момент это какая-то недостижимая цель, сейчас дай бог в настоящем выжить. С кем-то вместе себя я не вижу и думаю, вряд ли меня кто-то полюбит и захочет строить со мной отношения. Хотя я настолько привыкла быть одной, что уже не представляю, какого это - любить кого-то и хотеть быть с ним вместе всегда. Я просто надеюсь, что смогу быть нужной другим людям и - главное - самой себе.
четверг, 8 ноября 2018 г.
хаул in dispair Bitljuice 22:51:32
потому что я не знаю, как говорить о своей боли. я не умею называть это все словами.
я знаю заученный текст, который состоит из терминов. я все так же могу говорить только обрывками чужих фраз
я привык проживать свое страдание один. может ли быть что-то, с чем я не справлюсь? не знаю.
я не умею плакать в присутствии другого, я не умею выплакаться, чтоб стало легче. кому? к кому я могу пойти?
когда я плакал, на это не обращали внимания и я учился успокаиваться сам. нет смысла кричать, если все равно никто не придет
когда появились те, кто пробовали утешить меня - слез было столько, что они не выдерживали и уходили.
ярости и обиды было столько, что никто не мог увидеть дна
я черчу вокруг себя круг уже много лет, и все чужими словами, которыми, кажется, можно по кусочкам собрать картинку моей боли
и я лежу один в номере, прячусь сам от себя в больших подушках.
обними меня. позови меня к себе. приедь ко мне. скажи, что я тебе нужен. я не знаю, кто ты. просто побудь со мной. просто приедь.
тебя нет, за твоей красивой улыбкой я не смогу увидеть тебя. мне неинтересно, кто ты на самом деле
я вижу только свой голод и очередного кого-то, который выбирает не меня.
здесь происходит какой-то сбой. встреча может произойти только тогда, когда ты готов предъявиться своей уязвимостью
вот. на. смотри, я готов. но я который раз слышу, что ты не готов. сколько уже таких было
мне хочется исчезнуть, мне хочется тебя уничтожить, мне хочется делать больно за все
за всех, кто так и не стал мне домом, за всех, кто не смог заполнить мою пустоту
я выныриваю в реальность, где все оказывается ненастоящим и мне не за что тебя винить
я не знаю тебя и не хочу узнавать
я только хочу быть согретым, но это не поможет. я все равно начну все разрушать
все, на что я могу надеяться - это новые песни, в которых подберут слова для моей боли
я устал ждать


я знаю, что это страшно - видеть, как кто-то готов развалиться у тебя на руках
но я хочу, чтобы это сделал ты

скорее всего, через неделю все это закончится, даже не начинаясь
будет четвертый, пятый
не знаю, на сколько меня еще хватит

Музыка SO BAD
Категории: Внутри мелового круга.
... Мо.кун 19:16:47
количество работы несколько убивает из-за плохого физического состояния.
посмотрел тот самый концерт на Live Aid, немного подзарядился )

думаю сделать часть работы, потом ещё что-нибудь посмотреть, потом остальное, и ещё на подзарядку

из-за внезапного нового периода Queen в моей жизни все время вспоминается прошлое из подросткового периода: наши посиделки с Сириусом после гитары, как мы постоянно делились творчеством, фантазировали о будущем, как мы будем группой, как мы будем жить вместе в украденном автобусе х) боже, мы были такие дети, так смешно вспоминать все это. какая потрясающая акустика была на третьем этаже Дома Творчества, как много я пел там ) вообще Queen относит меня к миллиарду периодов моей жизни, начиная с возраста 3-5 лет, заканчивая даже последней поездкой с отцом, потому что в плейлисте Мо они тоже есть, и я много их слушал ) я наверно ещё не встречал группы, которая действовала бы на меня более позитивно (разве что Green Day наравне, как мое самое сильное музыкальное увлечение в жизни, я по ним даже архивы собирал в своё время).

вчера Иван спросил меня, не хотел бы я издаваться. меня почему-то очень смутил этот вопрос, потому что я уже очень много лет даже не думаю ничего о своём творчестве. у меня такие большие проблемы с самооценкой, что думать об этом просто не хочется. когда-то я показывал того же Неудачника всем друзьям и одногруппникам, которые хоть как-то показывали интерес (это мой законченный большой рассказ), но сейчас я просто ответил 'это же всего лишь я, зачем?'
при этом сам дико расстроился от собственного ответа, стало так гадко от себя. Сид Стэтчес достоин лучшего, ты, жопа х)
Сид может и достоин, но, видимо, не я. я не хочу выглядеть тем, кто ноет (но выгляжу), просто наверно эта дыра во мне окончательно все прожгла. я ответил Ивану совершенно искренне, в то же время страшно жалея об этом искренности. было бы проще пожалуй ответить 'да, хочу, да, мои истории достойны того, чтобы их увидели и узнали'
но суть в том, что к сожалению я не считаю, что этого достоин я сам.
это большой внутренний конфликт, похоже. у меня нет веры в себя. нет чего-то важного, что помогает двигаться вперёд. я давно отбросил себя на второй план, на чердак и забыл.
как будто меня и не было никогда.

то, что случилось зимой, лишь сильнее заколотило этот чердак, потому что я очень сильно в себе разочаровался.
вплоть до мыслей 'если это событие/действие разорвет меня пополам... что ж, так тому и быть. себя как-то не жалко'.
как разгадать ту или иную штуку IchNicht 14:56:00
 Кейнворд — разновидность кроссворда, где каждой цифре или числу соответствует определённая буква. Ключевое слово поможет расшифровать все остальные.

Чайнворд — цепочка слов, следующих одно за другим. Каждая последня буква предыдущего слова является начальной буквой последующего.

Анаграмма — слово, образующее другое слово при перестановке букв (Муар-Амур, кулак-кукла).

Метаграмма — слово, образующее другое слово при замене одной буквы другой (волос-колос).

Логогриф — слово, образующее другое слово, если в нём убрать или добавить одну букву (краб-раб, рука-рубка).

Криптограмма — определить зашифрованное слово и каждую букву этого слова подписать в соответствующем порядке над цифрами данного ряда. Затем отыскать эти цифры на рисунке криптограммы и заменить их соответствующими буквами.

Венгерский кроссворд — нужно найти слова, уже написанные в сетке. Слова "ломаются" в любом направлении, кроме диагонали, и нигде не пересекаются.

Венецианский кроссворд — нужно не только найти в нём ответы, но и правильно расположить их в сетке. Проставляется только часть пустых клеток.

Судоку — японская головоломка. В ней используется только девять цифр от единицы до девяти; игровое поле частично заполнено ими. Нужно заполнить оставшуюся част так, чтобы ни одна цифра не повторялась ни в одной строке, ни в одной колонке, ни в одной из девяти рамок 3х3.

Минисудоку — так же, как и судоку, только с цифрами от единицы до шести. В минисдоку икс цифры не должны повторяться и в больших диагоналях.

Хитори — японская игра. Нужно закрасить некоторые ячейки так, чтобы не было двойных цифр ни в вертикальном, ни в горизонтальном рядах. Зачёркнутые ячейки не должны контактировать друг с другом, кроме как по диагонали. Остальные ячейки должны быть связаны вертикально или горизонтально, создавая единую ргуппу.

Какуро — нужно вписать цифры от единицы до девятки во все ячейки игрового поля так, чтобы они образовали указанные в особых ячейках суммаы (в нижнем углу клетки — сумма вертикали, в верхнем — горизонтали). Для создания одной суммы нельзя использовать дважды одну и ту же цифру.

Категории: Этоинтересно, Ннада, Советы, Интереслова
https://vk.com/01w10 нот сэил. 13:53:57

vixi

последнее, что я тебе сказал тогда: пообещай, что будешь ждать.

это вселяло надежду, будто искренность твоего скромного ожидания скрасит и смягчит километры ужасающего расстояния, что нас будут разделять через ничтожные две минуты сорок, которые мы все равно потратили на поцелуи. нежные, исполненные в стиле французских романистов, со вкусом кедра, розе амабиле и печальной тоски по бесконечности неизведанного, что не хочешь узнавать, но должен своей участи и противишься безобразной судьбе.

мне потом сказали, - это был губительный способ сказать «mes vux les plus sincres».

и когда я услышал посадку на свой рейс, лишь на долю миллисекунды, в глазах твоих цвета какао велла я увидел безграничное желание не отпускать, приковать наручниками к изголовью огромной кровати шикарного лофта и умолять меня остаться, а потом все потухло - мгновение, что нам не постичь, и миг, которым нам никогда не овладеть сполна - и маска напускного безразличия плотно прижалась к твоему бархатному лицу с бонусной шикарной улыбкой и мимической ямочкой на правой щеке.

и я уехал покорять нью-йорк, потому что рисование - было и есть - единственной вещью, принадлежавшей мне по праву и сполна. поначалу мне ведь казалось и ты станешь моим, но узнав тебя поближе, ты оказался неуловимым, изворотливым паразитом, вселившимся в мое сознание, как в фильме ридли скотта чужой прицепился к эллен цепкими лапами на борту: с первого ненасытного взгляда у яркого желтого света фонаря на улице, усеянной сплошь гей-барами.

помнишь, как я в порыве ярости сказал, что лучше бы мы никогда не встречались, что тот ненавистный день, в который я сбежал из дома под предлогом учебы с подругой и получил свой первый секс от короля геев был ошибкой? я соврал.

даже если бы существовала машина времени, даже если бы мне сейчас было снова семнадцать, а тебе двадцать девять, то я бы никогда не свернул домой и не посмотрел на кого-то другого. я бы всегда, черт, всегда и во всех вариациях разношерстных развилок пугающей жизни выбирал тебя. я не хочу менять нашу историю: ни наш танец на моем выпускном из старших классов, ни твой молочный шарф армани в красных разводах, потому что после него гомофобный одноклассник на парковке пробил мне череп, ни мой тремор рук, ночные кошмары, беспрерывные панические атаки, ни твое «я о нем забочусь»; ни твои бесконечные трахи на стороне, которые я прощал, потому что ты говорил честно, что не можешь, не хочешь и не будешь моногамным; ни мою первую и единственную измену, которую ты в конечном итоге понял и с горечью простил, ни мое «вечности теперь длятся не так долго»; ни твой страшный рак, химиотерапию, куриные бульоны, нескончаемую тошноту; ни взрыв в клубе, после которого ты мне впервые сказал тихо и четко, что любишь; ни твое «солнышко», ни мои бесконечные «прости.прощай» или твое двусмысленное заявление «на наших дверях нет замков», смысл значения которого я осознал лишь спустя столько времени.

ты дал мне жилье, оплатил мой университет, который я, в конечном итоге, все равно не закончил, верных друзей и самое главное - позволил мне, такому маленькому и настойчивому мальчишке, проникнуть в мир, казалось бы, жестокий, холодный и грубый, но на деле - уютный, ранимый и уязвимый.

твой мир был малиновым закатом от приближающихся звезд по дороге вечного мрака.

ты сказал, это важно, чтобы я достиг успехов, и ты смог бы мной гордиться, а я бы смог гордиться собой. ты сказал, я - потрясающий, уникальный и неотразимый, что у меня все получится, ведь если мне удалось попасть в сердце такого отвратительного холерика, то какие-то выставки и признание - сущие пустяки.

спустя два месяца ты сказал, что нам не стоит созваниваться так часто, потому что это отвлекает меня от работы, а тебя от бизнеса, и вообще, мы превращаемся в какую-то слезливую пару лесбиянок. и потом ты перестал звонить, писать, отвечать. мы перестали общаться. шесть таких незабываемых лет погребли заживо быстрее полугода. наверно, это открытое равнодушие с твоей стороны задело мое самолюбие, и я попался в оковы колоритных стен пятой авеню: потные мальчики, легкие наркотики, вдохновение - я запутался в своих чувствах. подумал, что ты, такой далекий и увядающий, мне не нужен.

меня ломало, рвало на куски, мазало из стороны в сторону, пока я малевал новый третьесортный шедевр.

и спустя два года, таких мучительных, непонятных и удушающих, я снова начал рисовать твои портреты. я понял, что скучаю так сильно, что готов вернуться. и я понял, что можно стать известным и творить в маленьком городе, а тебя мне никто не заменит. тебя, такого великолепного в своем одиночестве, в красоте, непокорной временным рамкам. и когда я приехал, мама лишь покачала головой и попросила успокоиться, друзья отводили глаза, уходили от вопросов, наливали третий стакан, твой сын, имя которому я дал при нашем знакомстве, тихо скулил и бормотал под нос.

«где он?» - вырвалось у меня через две минуты сорок нашего семейного ужина. и все замолкли, время остановилось, и тишина начала давить.

«понимаешь, дорогой, рак вернулся. он умолял не говорить ни слова» - и я подумал, что меня обманывают, что они просто смеются, и на самом деле ты встретил новую любовь на одной из белых вечеринок и поселился с ним в париже или швеции.

потом мне показали дом, который ты купил нам, ожидая моего возращения, тонкие кольца, сделанные на заказ с гравировкой, дату свадьбы, которая могла бы, но не состоялась, и вообще, «это должен был быть сюрприз». но ведь ты с самого начала говорил, брак придумали гетеросексуалы, чтобы официально трахаться, тайно изменять, а в конце получать шквал обрушившегося дерьма и боли, и ты никогда на такое не подпишешься, даже под дулом браунинга. я надеваю кольцо на безымянный и громко спрашиваю, как это случилось, когда, и приговариваю, что вообще-то от рака при медикаментозном лечении так быстро не умирают. и все долго молчат, очень долго, пока не говорят, что ты на элегантном кадиллаке случайно пьяным слетел в кювет. ты не при каких обстоятельствах не сел бы пьяным в машину, я знаю. ещё я знаю, что у тебя с нашего расставания никого не было. и иногда в бреду, сгорбившись над унитазом, пока лучший друг поддерживал тебя за плечо, ты скулил и звал меня. сначала я злился, почему мне никто не сообщил, почему ни одного чертово дупло не решилось посплетничать, донести, намекнуть, что надо приехать и обругать тебя, такого глупого и напуганного мальчика за непослушание. но потом гнев сменился на боль от подкатившего к глотке разочарования, что я так и не получил тебя, слащавые клятвы, жизнь тупых моногамных людишек с детьми, встречами с соседями, совместными поездками на отдых всей семьей.

удивительно, но в лофте до сих пор пахнет тобой, то ли тут никто до сих пор не смел убраться, то ли дорогущий одеколон въелся и осел, то ли все это мне мерещится. люксовый крем от морщин на тумбочке, твой именной браслет с ракушками на моей тонкой руке, никем не подписанные бумаги рекламного агенства горой на шоколадном столе, галстуки прада на дверце полуоткрытого шкафа, панорамное окно во всю стену, и, боже, как тебе здесь было невыносимо одиноко. я задумываюсь об этом и начинаю плакать. правильно ты мне говорил, что если я начинаю мыслить, то это плохой знак.

а я постоянно в воспоминаниях о тебе, беспрерывно и безукоризненно.

и там ты проводишь указательным пальцем по моим пшеничным волосам, укладываешь ладонь на щеке и замираешь дыхание, смеешься с собственного сарказма, выбираешь наряд для ресторана, стонешь от моей утренней прихоти, выгибаешь спину и просишь меня внутри. и каждый две минуты сорок просишь меня остаться, та миллисекунда, тот взгляд, я прокрутил его прожектором перед собой столько раз, что уже сбился со счета. я будто стою под дождем турецкого сериала под песню wicked game, и не понимаю, что идут титры.

единственное, что я попросил тебя, когда уезжал - дождаться. мой любимый, непокорный мальчик, ты всегда делал все по-своему. и все, что я сейчас понимаю, проглатывая найденную в ванной хлорку, что любить тебя - было самым прекрасным и извращенным способом самоуничтожения.

des milliers de fois, merci. des milliers de fois, je suis dsole.

тысячу раз спасибо. тысячу раз прости.

Музыка The Neighbourhood - Leaving Tonight
не о моем государстве chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 00:43:44
Из-за санкции по отношению к вконтакте и лени использования впн, почти полгода или больше там не появляюсь. Хотя раньше сидела каждый день и читала Лентач сутками, прям все отслеживала и удивлялась. Конечно, было смешно, комментарии оставлять свое никому ненужное мнение выкатывать. И вот спустя несколько месяцев, внезапно, открываю паблик и...

­­
­­

Причем люди реально не замечают уровень трэша, который происходит и никак не реагируют. Вот совсем. Причем судя по комментам людей больше заботит то, что на это деньги из их кармана идут, а не то, что это элемент пропаганды и имеет вес, который скоро будет восприниматься как что-то повсеместное.
Задаюсь вопросом, если увеличить всем в одночасье зарплату, дать квартиру, посадить коррупционеров, то что произойдет с людьми?..

Категории: Политота
среда, 7 ноября 2018 г.
взмах невидимых крыльев hungry moon 22:32:50

hidden passion

Сегодня я как-то снова вспомнила себя в пятнадцать лет. Мои мысли начались от Германа Гессе. Это мой любимый писатель. Кто-то, уже не помню, кто, сказал, что мы обычно идентифицируем себя с персонажами книг, поэтому та или иная книга нам нравится более других, герой оказывается более близок. Я не скажу, что согласна с этим, тем не менее, думаю, это применимо относительно меня и книг Германа. Когда я открываю его книги, я будто погружаюсь в свой собственный внутренний мир. Потому что я точно так чувствую, точно так думаю, даже пейзажи, описанные в его книгах, меня увлекают, поскольку именно таким языком, в таких чувствах я воспринимаю красивое. Мне кажется, что я очень близко его знаю. И первый раз я открыла его книгу, когда мне было 15 лет. Тогда я, помню, не дочитала, но позднее вернулась и открыла его для себя полностью. Надеюсь на этот Новый Год получить собрание его сочинений в 8-ми томах.
Почему-то даже АА считает, что его книги нудные, хотя и "концептуальные". Для меня же они совсем не являются нудными. Ритм его повествования созвучен моему внутреннему ритму. Он просто нетороплив и любит рассуждать, его герои довольно рефлексивны; чувствительны, но поглощены исследованием своего внутреннего мира, немного оторваны от действительности. Помню, я как-то думала, что если бы мы с Германом встретились, то кто-то из нас мог бы влюбиться в другого, томился бы, но другой об этом так бы и не узнал, мы бы не познакомились. Или же, наверное, при всей схожести, мы бы чувствовали друг к другу неприязнь, как од